Ленин жив

Тимур рассматривает картинку с изображением разных животных, водит пальчиком, называет, рассказывает про всех. И тут вдруг изображение ленивца, а он забыл! И вспомнить никак не получается. Начинаю подсказывать - в его шерсти растут водоросли (не, не помнит), у него длинные когти и милое лицо (не помнит), он висит на ветке целыми днями и ленится (проблеск узнавания, ура!). И выдает, гордо и обрадованно - Лееееенин!

Вот накипело, но всех люблю

Вот так мне нравятся все эти советы насчет того, чтобы осознанно отсекать, что ты ешь конфету, чтобы заесть эмоцию. Ну бляха муха, ребят, если человек в таком состоянии, что ему надо заедать эмоции конфетами, он уже не в состоянии включить мозг на тему осознанности.
Я, например, находясь в вышеобозначенном состоянии, просто жру. А потом уже, на день десятый, выкидывая сотый фантик в мусорку, абсолютно случайно задев телом весы, включается мозг с вопросом: "что это было?".
Так что единственным советом тут может быть только - не доводить себя до такого состояния, беречь себя, любить, вовремя укладывать спать, радовать всячески (last but not least).
Чего и вам желаю.

А если вдруг сюда, в эту пустыню слов, еще заходят добрые люди, посоветуйте мне легких добрых фильмов, пожалуйста.
Ибо в мой список "всяческих радостей" они входят уверенной тевтонской свиньей.

Выходные

Все выходные ездили на участок, там растёт наш дом. Показали Тимуру, где будет его комната, он носился по черновым полам и вопрошал, где крыша?
На земле рядом с домом зацвела слива, вишня-дичка, незабудки и тюльпаны, и сирень набухла почками. Так хорошо!

Целовательная рыба

Тимур нежно любит старую энциклопедию Егора. Причем требует именно читать, а там такой специфически поданный текст, в каждой строке мнение автора. Вот например, милый моему сердцу скунс представлен как "омерзительное животное"))))
Но не о том речь.
Тиму очень полюбились развороты с акулами. Любуется он на них и рассуждает:
- Я стану акулой, и ты, мама, станешь акулой. И мы будем пугать папу (показывает, как именно мы будем пугать папу)
- Тим, папа же по нам скучать будет.
- Ну хорошо. Папу тоже превратим в акулу. А потом я стану целовательной рыбой (рыба-ангел с большими губами на том же развороте) и буду вас целовать.

Разговорчики

Забрала Тимурского из сада, пришли мы с ним домой, и на пороге ребёнок вдруг решает устроить шикарный концерт с криками, визгами и валянием на полу. По опыту уже знаю, если в первые две минуты не перевести все в фарс, концерт будет долгим. Ну я делаю глаза удивленные и со всем имеющимся актерским мастерством говорю чаду:
- Ой, - говорю, - наверное я в саду какого-то другого ребёнка прихватила, срочно надо бежать менять на моего.
Тимур поднимается, отряхивается, делает абсолютный покер-фейс и говорит:
- Да, я Миша и я хочу котлетку.
И руку мне протягивает, мол, приятно познакомиться, и про котлету не забудь.

Уметь слова.

Когда у меня возникает желание взяться за виртуальное перо клавиатуры, я вспоминаю людей, прекрасно владеющих словом, к которым слова слетаются сами, как голодные голуби на хлеб. И я сейчас не про классиков, Бунина там, Чехова, и иже с ними, я про своих современников, которые пишут иногда в интернетах, но пишут так, что сердце сворачивается и разворачивается в процессе чтения. Каждое слово трогает за душу, и вот ты обнаруживаешь себя, сидящей и ревущей перед экраном своего ноутбука от переполнивших душу чувств. Как, где выдают это прекрасное умение владеть словом как мечом, как лекарством?! На каком-то животном инстинктивном уровне тексты эти цепляют оставленные в детстве воспоминания, забытые давно эмоции, мечты. У этих электронных слов нет ни запаха, ни вкуса, я даже не узнаю их автора, если встречу, но бамс! - один момент и я влюбляюсь. В сердце моем есть отдельная комната для людей, умеющих слова.